Ашхабад получил новые инвестиционные обещания Эр-Рияда

Газопровод ТАПИ может пройти по не самым безопасным районам Афганистана и Пакистана. Карта Павла Романенко

Саудовская Аравия выделит дополнительные инвестиции для строительства туркменского участка транснационального газопровода Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия (ТАПИ). Об этом сообщает туркменская сторона. Эксперты же сомневаются, что деньги под такой сомнительный проект действительно будут выделены, а сам проект будет реализован. Пока ТАПИ, как и Транскаспийский газопровод, существует исключительно на бумаге.

Саудиты пообещали дополнительные вложения в сооружение туркменского участка газопровода в Афганистан, Пакистан и Индию. Об этом было объявлено на заседании правительства Туркменистана после встречи его президента Гурбангулы Бердымухамедова с министром торговли Саудовской Аравии Маджидом бин Абдуллой Аль Касаби, который прибыл в Ашхабад для участия в межправительственной туркмено-саудовской комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству.

Идея строительства газопровода ТАПИ обсуждается с 90-х годов прошлого века. В 2010 году было подписано Ашхабадское межгосударственное соглашение государств-участников о начале реализации проекта ТАПИ с общей протяженностью более 1800 км. Первые 214 км газопровода пройдут по территории Туркменистана от газового месторождения «Галкыныш». Следующие 774 км – по территории Афганистана и еще 826 км по территории Пакистана до населенного пункта Фазилка на границе с Индией. Проектная мощность газопровода – 33 млрд куб. м газа в год. Стоимость проекта называлась разная: первоначальные оценки – 10 млрд долл. Позднее бюджет строительства вырос до 22,5 млрд долл. Строительство должна вести компания TAPI Pipeline, 85% акций которой принадлежит госкомпании «Туркменгаз». По 5% принадлежит Афганской газовой корпорации, пакистанской Inter State Gas Systems (Private) Limited и индийской GAIL.

Однако пока проект остается во многом «бумажным». Основная проблема в том, что значительная часть будущей трубы должна пройти по проблемным и неспокойным территориям Афганистана и Пакистана.

Еще в феврале туркменские СМИ отрапортовали о начале строительства афганского участка ТАПИ. Действительно, в конце февраля на границе Туркменистана и Афганистана проходила торжественная церемония сварки стыка труб газопровода. 

Однако уже в конце мая ситуация ухудшилась, когда появились сообщения о гибели от рук боевиков пяти саперов, проводивших работы по разминированию территории на афганском участке трубопровода. В TAPI Pipeline тогда заявили, что продолжат все работы в соответствии с намеченным графиком.

Но непосредственная прокладка труб пока так и не начиналась. К примеру, на прошлой неделе в Кабуле стартовала выставка, посвященная ТАПИ. Цель организаторов – привлечь частных инвесторов к проекту. Афганская сторона сообщает, что 95–96% подготовительных работ в Афганистане для ТАПИ уже завершены, а «практическая работа по проекту начнется в конце 2018 года – начале 2019-го. Пакистан также заявляет о намерении приступить к строительству своего участка до конца 2018 года.

О том, что Туркменистан дал добро на начало строительства индийского участка ТАПИ в 38 км, сообщалось еще в 2015 году (см. «НГ» от 09.11.15). Теперь же индийцы сомневаются, что проект когда-либо будет реализован. «Даже Индия не испытывает очень большого энтузиазма по поводу строительства газопровода ТАПИ из-за проблем в сфере безопасности, исходящих из Афганистана и Пакистана», – говорил бывший секретарь Министерства нефти и газа Индии Саурабх Чандра. При этом именно Индия – основной выгодополучатель от строительства ТАПИ. Страна испытывает дефицит энергоресурсов, и один только запуск ТАПИ позволил бы закрыть потребность страны в 14 млрд куб. м газа в год.

Основная проблема Туркменистана – это его отдаленность от основных покупателей голубого топлива. Эту проблему Ашхабад пытается решить строительством новых газопроводов. Еще один амбициозный проект Ашхабада – это Транскаспийский морской газопровод. Этот проект, как и ТАПИ, обсуждается с 1990-х годов. Транскаспийский газопровод должен был пройти по дну Каспийского моря и связать город Туркменбаши с Баку. Проект открывает возможность поставок туркменского газа в Европу через присоединение Транскаспийского газопровода к Южно-Кавказскому газопроводу (Баку–Тбилиси–Эрзурум), а через него к Трансанатолийскому. Планируемая мощность Транскаспийского газопровода – 30 млрд куб. м газа в год. Возможные поставки топлива в ЕС оценивались на уровне 10–30 млрд куб. м в год. Выход на европейские рынки туркменского газа означает конкуренцию для российского топлива. Однако, как и ТАПИ, этот проект пока остается на бумаге. Причина – невозможность согласовать прокладку трубы по дну Каспийского моря, так как не все прикаспийские государства поддерживают этот проект.

Ситуация должна была измениться после подписания в августе 2018 года лидерами прикаспийских стран Конвенции по правовому статусу Каспийского моря. Документ якобы упрощает возможность строительства подводных магистральных газопроводов. Впрочем, ст.14 конвенции говорит о том, что «стороны могут прокладывать подводные магистральные трубопроводы по дну Каспийского моря при условии соответствия их проектов экологическим требованиям и стандартам, закрепленным в международных договорах, участницами которых они являются, включая Рамочную конвенцию по защите морской среды Каспийского моря и соответствующие протоколы к ней». И этот пункт вполне может стать основанием для наложения вето на строительство газопровода, замечают эксперты. «Прокладка транскаспийских трубопроводов должна быть согласована всеми прикаспийскими странами», – также замечали в российском МИДе. То есть ситуация с возможностью прокладки газопроводов по дну Каспия мало изменилась после подписания конвенции.

При этом попытки Ашхабада диверсифицировать поставки газа вполне понятны. Пока что основной покупатель туркменского голубого топлива – Китай. Страна экспортирует в Поднебесную около 30 млрд куб м газа в год. И эти поставки растут. Так, согласно таможенной статистике КНР, только за 2017 год Туркменистан экспортировал в Китай 33,6 млрд куб м газа, что на 13% больше показателей 2016 года. При этом всего Китай за 2017 год закупил трубопроводного газа на 41,7 млрд куб м. В туркменском госконцерне «Туркменгаз» ранее сообщали, что вполне могли бы поставлять Китаю и 40 млрд куб м по трем ниткам газопровода Туркмения – Узбекистан – Казахстан – Китай. А после строительства четвертой ветки эти объемы вполне могут возрасти и до 65 млрд куб м.

И пока Туркмения наращивает поставки природного топлива в Поднебесную, Россия рапортует о достижении соглашения с Китаем о возможном увеличении будущих поставок.

При этом российский рынок для туркменского газа последние несколько лет был закрыт вследствие конфликта с «Газпромом». Напомним, российско-туркменский газовый спор тянется аж с 2009 года. Поводом для него стала авария на туркменском участке магистрального газопровода Средняя Азия – Центр-4 (САЦ-4). Туркменистан тогда обвинил в аварии «Газпром Экспорт». В 2015 году российская компания инициировала разбирательство в Стокгольмском арбитраже. Кроме того, российская сторона пыталась снизить цену на закупаемый у Ашхабада газ. В итоге, страны не достигли соглашения и РФ с 2016 года полностью приостановила закупки туркменского голубого топлива.

Теперь же Россия не исключает возможности возобновления поставок туркменского газа. «До конца текущего года начнутся конкретные и предметные переговоры по возобновлению закупок туркменского газа», – сообщал в начале октября глава «Газпрома» Алексей Миллер в интервью туркменскому телеканалу «Ватан». Как писала «НГ», речь может идти о поставках в более чем скромные 3 млрд куб. м газа в год (см. «НГ» от 10. 10. 2018).

По мнению экспертов «НГ» России рано боятся туркменских проектов. «К примеру, ТАПИ является достаточно старым проектом, история которого тянется из 90-х годов прошлого века. И если вопрос денег еще можно как-то решить за счет, например инвестиций Саудовской Аравии, то момент безопасности трубопровода на территории Афганистана никто не гарантирует», – подчеркивает доцент Российского экономического университета им Плеханова Екатерина Новикова. И вряд ли представители Саудовской Аравии будут так рисковать, выдавая деньги под сомнительный проект с не ясными гарантиями. «Более того, Туркмнистан на протяжении уже 10 лет успешно экспортирует свой газ в Китай, достигнув мощности в 40 млрд кубометров в год, неплохо на этом зарабатывая», – напоминает она.

По мнению эксперта, Ашхабаду интересней участвовать в Транскаспийском проекте для конечных поставок газа в Евросоюз. «Но и здесь есть свои подводные течения, включая незаинтересованность в этом российской стороны. Рынок газа является очень доходным, и на нем как страны, обладающие природным ресурсом, таки страны-инвесторы, хотят заработать. Однако есть и множество препятствий, включая военные конфликты, инвестиции, конкуренцию и т.д. Пока инвестиции не выделены – стоит повременить с выводами», – резюмирует Новикова.

Источник: pravda.ru