Бюджет «круговой обороны» утвержден в Госдуме

Депутаты поддержали сокращение социальных расходов бюджета в 2019 году. Фото со страницы Государственной думы в Instagram

Госдума в среду утвердила во втором чтении проект федерального бюджета на следующую трехлетку. Теперь содержательные поправки в документ уже невозможны. Принятый парламентариями финансовый план смело можно назвать самым парадоксальным в истории современной России. Бюджет предполагает разгон инфляции, торможение экономики, сокращение социальных выплат в условиях гигантских сверхдоходов, которые почти все отправляются на закупку валюты в резервы правительства.

За все время продвижения проекта бюджета правительственные чиновники так толком и не объяснили гражданам, ради чего в жертву принесены низкая инфляция, экономическое развитие и рост благосостояния населения. При этом правительству удалось убедить Госдуму в необходимости голосования именно за такой удивительный финансовый план. А председатель Госдумы Вячеслав Володин даже поблагодарил главу Минфина Антона Силуанова «за совместную плодотворную работу с депутатским корпусом».

В окончательном варианте доходы бюджета в 2019 году утверждены в объеме 19,969 трлн руб., в 2020-м – 20,218 трлн, в 2021-м – 20,978 трлн. При этом прогнозируемый объем нефтегазовых доходов в 2019 году ожидается на уровне 8,3 трлн руб., в 2020 году – 7,9 трлн, в 2021 году – 8,018 трлн. В свою очередь, расходы казны на следующий год предполагаются на уровне 18,037 трлн руб., в 2020 году – 18,994 трлн, в 2021-м – 20,026 трлн. Таким образом, новый бюджет будет профицитным: в 2019 году «излишки» составят почти 2 трлн руб. В 2020 и 2021 годах – 1,2 трлн и 952 млрд руб. соответственно.

Проект бюджета-2019, по существу, предполагает продолжение сегодняшней политики абсолютного приоритета валютных накоплений. По итогам 10 месяцев текущего года профицит федерального бюджета превысил 3 трлн руб., или 3,6% ВВП. «При этом на покупку валюты за 10 месяцев Минфин потратил 3,3 трлн руб. То есть отправили в резервы весь профицит и еще 300 млрд сверху (за счет займов)», – обращает внимание директор аналитического департамента «Локо-инвест» Кирилл Тремасов.

Объем Фонда национального благосостояния (ФНБ) на начало 2019 года составит 3,8 трлн руб. (3,6% ВВП), 2020 года – 7,907 трлн руб. (7,1% ВВП), 2021 года – 11,476 трлн руб. (9,7% ВВП), следует из проекта бюджета.

В свою очередь, объем ВВП в следующем году планируется на уровне 105,82 трлн руб., в 2020 году – 110,732 трлн, в 2021-м – 118,409 трлн. Темпы роста экономики составят 1,3% в 2019 году. А в 2021-м они почему-то вырастут до 3,1%. Но если в будущем году предполагается замедление экономики, то инфляция – напротив – будет ускоряться. Согласно параметрам бюджета-2019, в следующем году рост цен ускорится до 4,3%. В 2020 году инфляция составит 3,8%, в 2021-м – 4%, следует из проекта финансового документа.

При этом сами же чиновники подчеркивают: разгону инфляции будет способствовать решение властей о повышении налога на добавленную стоимость (НДС). К примеру, в Центробанке вклад НДС в годовую инфляцию оценивают в 1 процентный пункт (п.п.). В целом же регулятор ожидает несколько большую, чем заложено в параметрах бюджета, инфляцию. В ЦБ прогнозируют ускорение показателя до 5–5,5% в 2019 году, притом что в первые месяцы этого года цены могут вырасти существенно.

«В первом квартале мы будем иметь значительный всплеск инфляции, скорее всего мы его увидим уже в данных по январю», – приводит Интерфакс слова директора департамента денежно-кредитной политики ЦБ Алексея Заботкина. По его ожиданиям, такой «процесс подстройки под НДС» растянется на несколько месяцев. «По нашим оценкам, в первом квартале годовая инфляция будет выше 5%», – говорит чиновник.

Правда, повышения НДС можно было бы избежать, изменив цену отсечения нефти в бюджетном правиле, замечал ранее глава Счетной палаты Алексей Кудрин.

И если при профицитном бюджете повышение налоговой нагрузки власти посчитали необходимым, то вот обязательные выплаты для госкомпаний в бюджет на уровне 50% теперь вроде как становятся необязательными. «Я думаю, что вряд ли положение о норме (дивидендов госкомпаний. – «НГ») жизнеспособно. Я бы так сказал: не отношу себя к очень глубоким экспертам в вопросах корпоративной и финансовой политики, но осторожно предположу, что жизнь значительно богаче, и нормировать финансовую политику компаний, их взаимоотношения с собственником… мне кажется, что эта мера – над ней надо, мягко говоря, дополнительно подумать», – указал в среду вице-премьер Максим Акимов, отметив, что «дискуссия по поводу размера дивидендов идет».

Напомним, что еще в конце октября чиновники Минфина утверждали, что их ведомство непреклонно в своем нежелании отступать от единого подхода для госкомпаний: все должны платить дивиденды в бюджет в размере 50% прибыли по МСФО.

В итоге конструкция бюджета-2019 выглядит крайне парадоксально. Несмотря на высокие цены на нефть и растущие бюджетные доходы, в стране повышается налоговое бремя, провоцируется неоправданный рост цен и снижается экономическая активность. Сегодня у государства вроде бы нет нехватки в деньгах, что демонстрирует профицитный бюджет, однако на фоне падающих доходов населения и вялого экономического роста власти принимают решение об увеличении налоговой нагрузки и сохранении жесткого бюджетного правила. В таких условиях мало кто надеется на прорывной рост экономики, который затухает уже сейчас.

По данным Росстата, в третьем квартале темпы роста ВВП составили 1,3%, что на 0,5 п.п. меньше, чем во втором квартале, и на 0,8 п.п. ниже изначального прогноза Минэкономразвития, обещавшего ускорение до 2,1%. Текущий рост не дотянул даже до обновленных прогнозов МЭР, ожидавших роста в 1,8%. Для того чтобы уложиться хотя бы в эти показатели, экономика должна расти на 2,5% в четвертом квартале, говорит аналитик Nordea Денис Давыдов. «Это проблематично в условиях, когда иностранный бизнес уходит, внутренний отказывается инвестировать, а потребление схлопывается», – цитируют его СМИ.

Повышение налоговой нагрузки со следующего года не только разгонит инфляцию, но и сожмет спрос. «Покупательная способность населения сократится на 500 млрд руб.», – ожидает главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова. Суммарно же домохозяйствам придется сократить потребление на 2%, что замедлит рост ВВП до мизерных 0,8%, продолжает она.

«Действительно, при профицитном бюджете необходимости в повышении НДС или иных налогов нет. Но, по всей видимости, идея повышения НДС заключается в том, что правительству необходимы дополнительные источники доходов на случай, если цена на нефть опять упадет ниже 40 долл. за баррель. Кроме того, нужны дополнительные средства для исполнения майского указа президента», – говорит замдиректора аналитического департамента компании «Альпари» Наталья Мильчакова.

Мне сложно понять логику правительства, которое путем повышения нагрузки на бизнес и население пытается разогнать темпы роста экономики, продолжает аналитик компании «Алор Брокер» Алексей Антонов. «Впрочем, достижение таргетов по росту экономики вполне достижимо за счет добывающего и государственного сектора, которые вместе формируют более 3/4 ВВП», – рассуждает он. Не слишком понятно эксперту и столь активное пополнение ФНБ. «Как показал опыт 2014 года, выливание на рынок резервов не способствует стабилизации. Возможно, это поможет снизить риски дефолта в случае введения новых ограничений со стороны США на доступ к зарубежным рынкам заемного капитала, но в целом это не решает всех проблем», – считает он.

Мы видим перед собой некий защитный бюджет, имеющий целью обеспечение стабильности в условиях возможного нарастания внешних рисков – как экономических (замедление мировой экономики, падение цен на нефть), так и политических (санкции), уверен главный экономист BCS Global Markets Владимир Тихомиров. «Поэтому на первое место в бюджете выходит возможность обеспечения его расходной части при негативном сценарии (отсюда – рост доходов, в том числе за счет повышения налогов) при сокращении расходов (повышение пенсионного возраста). Все остальные риски, включая инфляцию и темпы роста, имеют вторичное значение», – полагает экономист.

«Вывод на самом деле один: государство пытается достигнуть положительного сальдо экономических операций в стране, понимая, что в большей степени можно положиться на внутренние источники, включая в первую очередь население», – говорит доцент Российского экономического университета им. Плеханова Екатерина Новикова.

В условиях низкой инфляции логика экономической конструкции, созданной правительством за последний год, предельна проста, сообщает аналитик компании «Финам» Сергей Дроздов. «Относительно высокие цены на нефть и чрезмерно девальвированный рубль позволяют без особого труда наполнять бюджет и исполнять минимальные социальные обязательства перед населением. При такой нехитрой схеме и постоянном повышении всевозможных налогов, акцизов и сборов правительству в принципе можно постоянно рапортовать о тех или иных успехах. Между тем рост ВВП в третьем квартале замедлился до 1,3%, что при благоприятной конъюнктуре на рынке энергоносителей не может не вызвать вопросов об эффективности работы правящих структур», – продолжает эксперт. Кроме того, так называемые сложные времена у нас длятся с 2014 года. «Политика же бюджетного правила, аккумулирующая деньги в Фонде национального благосостояния, не принося практической пользы реальной экономике, создает давление на курс национальной валюты, повышая капитальные расходы компаний, работающих на внутреннем рынке, и снижает уровень жизни населения», – резюмирует аналитик.

Источник: pravda.ru