Экономическая интеграция России не по зубам

Пределы роста отечественной экономики составляют 1,5–1,8%, повторяют экономисты Всемирного банка (ВБ) вслед за Эльвирой Набиуллиной. А к 2022 году экономика РФ может замедлиться и до 1,3%. Удвоить темпы экономического роста российские власти смогут не раньше чем через десять лет, говорят в ВБ. Благополучие РФ по-прежнему в первую очередь зависит от нефтяных цен. «Россия так и не сумела интегрироваться в мировую экономику через глобальные производственно-сбытовые цепочки», – делают вывод в ВБ.

Россия не смогла добиться значительного прогресса в плане интеграции в мировую экономику через глобальные производственно-сбытовые цепочки. Источник: Всемирный банк

Перспективы экономического роста в России на 2018–2020 годы останутся невысокими, уверены в ВБ. В ближайшие годы экономика страны будет расти в пределах 1,5–1,8%.

В итоге уже в 2019 году – впервые за 20 лет – потенциальный рост в России окажется ниже среднего уровня развитых экономик. К 2022 году темпы экономического роста замедлятся уже до 1,3%, прогнозируют специалисты. «Это (замедление экономики. – «НГ») говорит о том, что по темпам роста Россия будет отставать от среднего показателя стран с развивающимся рынком и формирующейся экономикой (4,6%) и обгонит страны с высоким уровнем доходов (1,7%) только в 2020 году», – следует из доклада ВБ, посвященного экономике РФ.

На более высокие темпы экономического роста – до 3% – российская экономика выйдет к 2028 году. Этому будут способствовать планы правительства по повышению пенсионного возраста, программа роста производительности труда, миграционная политика и рост инвестиций, считают в ВБ.

Аналитики из Всемирного банка также обращают внимание на общее замедление экономического роста в России. «Пик потенциального роста российской экономики был достигнут накануне мирового финансового кризиса 2008 года, после чего началось снижение, которое продолжилось вплоть до 2017 года. Согласно оценкам, в период с 2000 по 2009 год средний потенциальный темп роста составил 3,8%, а в период с 2010 по 2017 год – 1,7%, снизившись на 2,1 процентного пункта (п.п.)», – следует из доклада. Причину такого замедления эксперты связывают со снижением роста производительности и сокращением численности рабочей силы.

Смягчить ситуацию слабого экономического роста может более высокий, чем в прогнозах, рост цен на черное золото, не исключают в ВБ. Нефтяные же котировки в большей степени будут зависеть от предложения сырья со стороны ОПЕК, а не других нефтедобытчиков. «Поскольку рост предложения нефти в странах, не входящих в ОПЕК, как ожидается, будет опережать рост спроса на мировом рынке, то динамика цен на нефть будет в большой степени зависеть от предложения нефти в странах – членах ОПЕК», – поясняют докладчики, полагая, что средние цены на нефть в течение ближайших трех лет останутся на уровне 70 долл. за баррель.

В ВБ подчеркивают: влияние неблагоприятных факторов на российский ВВП по-прежнему куда серьезней. В первую очередь речь идет о возможном расширении санкций и сохранении высокого уровня геополитической напряженности. «Что ведет к увеличению неопределенности, ослабляющей внутренний спрос», – поясняют эксперты. Значительное обострение торговых противоречий между крупнейшими экономиками также может оказать негативное влияние на экономический рост в России, продолжают экономисты. В итоге, подчеркивают в ВБ, пока что неблагоприятные факторы превалируют над благоприятными.

Тем не менее, продолжают в ВБ, даже в условиях скромного роста России вполне по силам запланированное в «майском указе» президента Владимира Путина двукратное снижение уровня бедности (с 13,2% до 6,6% к 2024 году). Для этого необходимо дополнительное перераспределение от 0,39 до 0,45% ВВП в год посредством социальной помощи и трансфертов, а также повышение адресности социальной помощи. Так, на сегодняшний день лишь 20% выделенных бюджетных средств доводится до тех, кто в них действительно нуждается, тогда как довести этот показатель необходимо до 60-70%, советуют западные экономисты.

Но в целом эксперты не ожидают заметного снижения уровня бедности в стране. «Согласно нашим оценкам, среднегодовые темпы экономического роста в размере 1,5% обеспечат снижение уровня бедности к 2024 году с 13,2% только до 10,7%. И даже если Россия сможет догнать остальной мир и обеспечить рост экономики на 3,2% в год, уровень бедности в стране упадет до 8,1% – а это по-прежнему выше заявленной цели в 6,6%. Следовательно, для достижения установленного президентом РФ целевого показателя в 6,6%, согласно нашим оценкам, требуется ускорение годовых темпов роста до 4,4%», – подчеркивают аналитики.

Вместе с тем, повышение со следующего года НДС до 20% мало повлияет на доходы населения, считают эксперты. «Планируемое повышение ставки НДС окажет относительно нейтральное воздействие на распределение доходов. Модель предполагает, что бремя НДС полностью приходится на потребителя. Это соответствует предположению, что конечная цена для потребителя вырастет на сумму дополнительного налогообложения. В этом случае потеря благосостояния в результате повышения НДС оценивается на уровне 0,8% среднего располагаемого дохода», – следует из доклада банка.

Очевидно, куда весомей на доходы населения может повлиять высокая задолженность россиян по кредитам. Согласно оценке ВБ, совокупный объем задолженности населения России по банковским кредитам в настоящее время находится на исторически высоком уровне. В частности, сегодня объем задолженности превышает предыдущий максимум, зарегистрированный в конце 2014 года. «Коэффициент проблемных кредитов в РФ выше (10,8% по состоянию на конец сентября), чем в других странах БРИКС», – говорится в докладе ВБ.

Другая проблема России – слабая встроеннность страны в мировые производственные цепочки, обращают внимание в банке. «Уровень интеграции России в мировую экономику не претерпел существенных изменений по сравнению с 2013 годом. Доля России на мировом рынке конечной и промежуточной продукции обрабатывающей промышленности осталась примерно на том же уровне», – указывают эксперты.

Отсутствие существенного прогресса в диверсификации российской экономики, несмотря на снижение реального эффективного курса рубля, можно частично объяснить высоким удельным весом импортных товаров и торгуемых видов сырья в структуре затрат обрабатывающей промышленности. «Кроме того, одним из главных условий диверсификации экономики является формирование сильных институтов (механизмов управления ресурсной рентой, администрирования социальных услуг и регулирования экономического производства), которые обеспечат единые правила игры и верховенство закона», – следует из обзора организации.

Да и общая диверсификация российского экспорта носит довольно-таки ограниченный характер. «Начиная с 2014 года рост российского экспорта, не связанного с энергоресурсами, опережал рост экспорта энергоресурсов, что способствовало диверсификации экспорта. Тем не менее Россия не смогла добиться значительного прогресса в диверсификации экспорта: в 2017 году на долю нефтегазовой продукции по-прежнему приходилось 59% экспорта товаров и около 25% доходов бюджета», – сообщают аналитики.

России не слишком удается включиться в производственные цепочки по причине голландской болезни, говорят эксперты «НГ». «Экономика слишком долго была (и остается) ориентированной на экспорт ресурсов, и в таких условиях у предпринимателей всех видов теряется мотивация производить какие-либо товары, а уж заниматься их экспортом – тем более», – считается эксперт компании «Солид Менеджмент» Сергей Звенигородский. Кроме того, продолжает он, для качественного производства и направления продукции на экспорт необходимо сохранять некую непрерывность традиции производства, хотя бы 10–15 лет.

«Не развивается у нас значительная часть производства просто в силу того, что у нас достаточно высокая налоговая нагрузка и, что самое неприятное, она еще достаточно изменчивая», – соглашается доцент РАНХиГС Сергей Хестанов. Как следствие, особой необходимости интегрировать РФ в мировые производственные цепочки не возникает, резюмирует он.

По мнению же доцента Российского экономического университета им. Плеханова Ирины Комаровой, проблема кроется в первую очередь в технологиях, приоритетная доля которых импортируется в РФ. «Ориентация на заимствовании second-hand технологий, многие из которых являются уже второсортными для наиболее развитых стран, приводит к ослаблению собственных исследований и разработок и еще больше усугубляет проблему догоняющего пути развития», – уверена она.             

Источник: pravda.ru