Экономика РФ морально устарела для «майского» рывка

Дмитрий Медведев поручает чиновникам добиться роста производительности труда на 5% в год. Фото РИА Новости

Обозначенная президентом цель повышать производительность труда хотя бы на средних и крупных предприятиях темпами не ниже 5% в год может остаться лишь благим пожеланием. Если более половины оборудования – в промышленности вообще и технике для НИОКР в частности – безнадежно устарело, то технологический рывок стране не осуществить. Об этом предупреждают ученые-экономисты. Не поможет и увеличение численности рабочих или интенсивности их труда.

Производительность труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслей должна расти темпами не ниже 5% в год. После выхода нового майского указа президента, в котором обозначена такая цель, правительство «взяло под козырек». Премьер Дмитрий Медведев рассказал о предусмотренной мотивации на разных уровнях: регионам обещают грантовую поддержку, предприятиям – льготные кредиты, сотрудникам – программы переобучения и повышения квалификации. В среду глава правительства призвал следить за эффективностью исполнения федеральных целевых программ. В том числе тех, от которых зависит производительность труда. В российском правительстве вслед за иностранными экономистами, похоже, уверены, что производительность труда зависит прежде всего от усилий и умений самих работников. «Как показывают наши имитационные модели, реализация рассматриваемых в настоящее время властями реформ, таких как пенсионная реформа, увеличение притока мигрантов, рост инвестиций и постепенное ускорение роста совокупной факторной производительности, может удвоить потенциальный рост экономики России до 3% к 2028 году», – сообщил Всемирный банк в новом докладе.

«Производительность труда означает, что рабочая сила должна быть более продуктивной, более квалифицированной, это предполагает образование, непрерывное обучение. Также очень важно, чтобы люди продолжали работать и вести продуктивную жизнь», – пояснял ранее вице-президент Всемирного банка по региону Европы и Центральной Азии Сирил Муллер. Отсюда один из советов – повышение пенсионного возраста.

Российские экономисты расставляют акценты иначе. «Сейчас часто жалуются, что у нас низкая производительность труда», – замечает директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики (ВШЭ) Георгий Остапкович. Однако, по его словам, это связано не с тем, что в России ленивые или недостаточно квалифицированные работники. «Причина в том, что на существующем оборудовании невозможно акцентированно повышать производительность труда», – поясняет экономист.

В России есть три, условно говоря, «лидера» по износу основных фондов. Это, по данным ВШЭ, промышленность, здравоохранение, а также транспорт и связь: в этих укрупненных отраслях износ основных фондов превышает 50%. «Износ основных фондов – одна из основных проблем в экономике, – предупреждает экономист. – Тот рывок, на который рассчитывает президент, должен проходить в первую очередь через промышленность».

Казалось бы, на самом высоком уровне поставлена задача модернизации и внедрения инноваций. Но это все же высокозатратное мероприятие, уточняет Остапкович. По его словам, высокотехнологичное оборудование в России почти не производится, пока что его необходимо закупать у других стран, что тоже становится препятствием для модернизации.

В итоге, по данным ВШЭ, лишь около 10% российских промышленных предприятий сейчас вкладываются в инновационную перестройку, тогда как в Германии речь идет примерно о 60%, в Эстонии или, допустим, в Болгарии – почти о 20% и т.д. На это же указывали и в Российской академии наук (РАН). «Каждое второе предприятие страны должно осуществить технологическую модернизацию. А сейчас вместо 40–50% компаний только 9,5% из них проводят технологические новации», – сообщил ранее член-корреспондент РАН Дмитрий Сорокин (см. «НГ» от 26.11.18).

Как физическое, так и моральное устаревание оборудования – системная проблема российской промышленности, соглашается доцент Российского экономического университета Светлана Казанцева. «Чтобы обновить основные производственные фонды, предприятию требуется порой немалый объем финансовых ресурсов из собственных или заемных источников, – поясняет экономист. – Тут возникает вопрос об окупаемости инвестиций». Из-за финансовых проблем предприятия часто продолжают использовать старое оборудование.

Проблема усугубляется недостаточно быстрым «перевооружением» в сфере НИОКР. В российских исследовательских организациях к категории новейшего оборудования (в возрасте до пяти лет) сейчас «можно отнести менее половины технических средств (46,8% стоимости), что сдерживает получение научных результатов мирового уровня». Об этом сообщают специалисты из Института статистических исследований и экономики знаний ВШЭ.

Обновление приборной базы исследовательских организаций идет недостаточно быстро, ухудшилась возрастная структура специализированного научного оборудования. Эксперты уточняют: «Достаточно высоки степень износа (61,9%) и удельный вес устаревшего оборудования старше 10 лет (17%), что является одним из следствий многолетнего дефицита финансовых ресурсов и низкого общего уровня технической оснащенности многих организаций, выполняющих исследовательские работы».

«При проведении научных исследований зачастую трудно обойтись без импортных приборов высокого класса. В составе машин и оборудования организаций, выполняющих исследовательские работы, импортная техника составляет третью часть», – уточняет ВШЭ.

«Даже при условии двукратного увеличения внутренних затрат на исследования и разработки к 2024 году, российские ученые будут иметь ресурсообеспеченность в 2–3 раза меньшую, чем страны с развитой научной сферой, – сообщает директор Центра научно-технической экспертизы РАНХиГС Наталия Куракова. – И это отставание неизбежно отразится на качестве исследований и разработок».

«Особенно остро проблема проявляется в области медицинских исследований, – добавляет Куракова. – Например, для проведения работ в области генной инженерии необходим целый комплекс современного и дорогостоящего оборудования, в то время как объем и качество нового нестандартного исследовательского оборудования, приобретаемого государственными исследовательскими учреждениями за счет имеющихся в их распоряжении средств, не соответствует современному уровню исследований». Сдерживающим фактором могут стать и санкционные мотивы, уточняет эксперт.

«Большая доля устаревшего оборудования в промышленности и научной деятельности снижает производительность труда, увеличивает операционные затраты на ремонт и обслуживание, а главное закрепляет и усугубляет технологическое отставание», – предупреждает эксперт компании «Финам» Алексей Калачев.

Как полагает председатель совета директоров «Инжиниринговой компании «2К» Иван Андриевский, для решения этой проблемы «нужно стимулировать частный сектор, частные исследования». Хотя эксперт уточняет, что «не все так плохо»: есть сферы, в которых Россия отличается передовыми технологиями, например, это атомная энергетика.

В Минпромторге в ответ на запрос «НГ» рассказали про совершенствование эталонной базы. «За последние пять лет в результате системной модернизации эталонной базы РФ доля эталонов с периодом обновления до 6 лет возросла и составляет в настоящее время 60%, при этом средний период обновления государственных первичных эталонов достиг 10,5 лет… По своему техническому уровню и обеспечиваемым точностям эталонная база РФ в основном не уступает эталонам развитых стран, в частности США, Германии, Японии и Франции», – сообщили в пресс-службе.

Внедрение нового поколения эталонов – «необходимое условие для создания высокоточных средств измерения и измерительных технологий, без которых невозможно производство наукоемких продуктов, развитие инновационных технологий». От этого напрямую зависит и конкурентоспособность экономики, и качество жизни граждан.     

Источник: pravda.ru