Ложная бензиновая тревога

Фото Sefa Karacan/Anadolu Agency/Getty Images

Объявленное властями в четверг разрешение независимым сетям АЗС продавать топливо в розницу на 4% дороже, чем у больших нефтяных компаний, по эффекту на обычных автовладельцев было похоже на вылитый в костер керосин. С начала года топливо на бензоколонках и так повысилось на 10%, а тут еще 4 процентных пункта! Напомним, что независимым принадлежат около 60% бензоколонок в стране, при этом через их инфраструктуру продается около 30% бензина. Если в Центральной России довольно большой выбор между АЗС, то чем дальше на восток страны, тем чаще автомобилисты могут заправиться только у «малышей».

Цены на бензин и дизельное топливо на независимых автозаправочных станциях (АЗС) могут на 4% превышать цены на заправках вертикально интегрированных нефтяных компаний (ВИНК), заявил в четверг замглавы Федеральной антимонопольной службы (ФАС) России Анатолий Голомолзин.

«Цены у независимых могут отличаться от цены вертикально интегрированных нефтяных компаний примерно на 4%», – сказал он, пояснив, что речь идет о ценах на топливо в каждом отдельно взятом регионе.

Это сообщение особенно удивило на фоне новостей о мировых ценах на нефть: в четверг стоимость на некоторые ее разновидности опустилась ниже 50 долл. за баррель впервые с октября 2017 года. А еще недавно она стоила 80 долл., что и привело к очень привлекательной перспективе для российских нефтяных компаний экспортировать побольше. С середины декабря прошлого года по октябрь 2018 года нефтяным компаниям было более выгодно продавать бензин и дизельное топливо за рубежом, чем на внутреннем рынке. Но несмотря на то, что нефть за короткое время подешевела почти на 40%, адекватного снижения цен на бензин не предвидится. Лучшее, на что рассчитывали автомобилисты, это заморозка цен до конца года на уровне майских по соглашению правительства с нефтяными компаниями.

По данным замминистра энергетики России Павла Сорокина на 25 ноября, цены на бензин за год выросли на 10,2% – до 41,7 руб. за литр, а на зимнее дизтопливо и того больше – на 15,9%, до 46,5 руб. Для тех читателей, у кого нет автомобиля, приведем пример. На среднем автомобиле с расходом 10 л бензина на 100 км в ноябре 2017-го вы могли съездить на дачу и обратно (предположим, она как раз в 100 км от дома) за 750 руб., а теперь – за 850. Если к цене бензина добавятся 4% (1,7 руб.), вы за поездку потратите те же 20 л, но обойдется путешествие уже в 884 руб. А если вы ездите на дачу каждые выходные, то за прошедший год дополнительные затраты составили у вас 5 тыс. руб. И новость о еще какой-то нагрузке на кошелек никого, конечно, не обрадовала.

Для всей экономики – другой счет. Глава департамента налоговой и таможенно-тарифной политики Минфина Алексей Сазанов, говоря о необходимых внутреннему рынку объемах топлива, в четверг пояснял: «У вас 35 млн т весь рынок бензина и 35 млн т – весь рынок дизельного топлива. Если установить обязательство поставки на внутренний рынок на 10–15% больше этих объемов, проблем быть не должно».

Если предположить, что из этого общего объема (70 млн т топлива в год) 30% продают независимые АЗС (предположим, по 10 млн т бензина и дизеля), а «индульгенция» на +4% им дана надолго, получится (даже при условии фиксации озвученных Сорокиным цен), что санкционированное увеличение стоимости обойдется потребителям дополнительно за год в 16,7 млрд руб. за бензин и 18,6 млрд – за солярку.

«Никакого автоматического повышения цены топлива на 4% ни сегодня, ни завтра на наших бензоколонках не произойдет, – успокаивает президент Независимого топливного союза Павел Баженов. – 4% сейчас – это лишние 2–3 руб. на литр, это критично для потребителя, они просто уедут туда, где дешевле».

По его словам, проблема с доходностью для независимых сетей сохраняется. «Никаких соглашений ни одна независимая сеть АЗС с правительством не подписывала. Какой бизнесмен будет подписывать документ, в котором оговаривается заведомая убыточность его бизнеса? – сказал «НГ» Баженов. – Сообщения о «разрешении» нам поднять цены на 4% – это нонсенс: мы живем в рыночной ситуации, никто не может запретить нам определять цены. Нам угрожают проверками, но мы ничего не нарушаем, и нет ни одного закона, в котором было бы прописано, какую цену нам устанавливать. Не в этом дело: эти 4% составляют примерно 2 руб. с литра. Объявленная маржа даже в 4 руб. с литра все равно нас не спасает, бизнес остается убыточным». (Более детально о проблемах доходности независимых сетей АЗС «НГ» рассказывала в номере от 22.11.18).

По мнению Сорокина, автозаправочным станциям снова стало выгодно продавать бензин из-за снижения цены нефти, в Центральном федеральном округе они зарабатывают 4,2 руб. с каждого проданного литра бензина Аи-92.

Опрошенные «НГ» эксперты считают, что цены на топливо в ближайшие месяцы скорее всего удастся удержать на замороженном уровне, но проблемы независимых, очевидно, снять не удалось.

«Принятых правительством мер достаточно, для того чтобы удержать цены на топливном рынке, по крайней мере до марта и уж точно до января, – сказал «НГ» эксперт-аналитик компании «Финам» Алексей Калачев. – Установлены предельные индикативные цены на мелкий опт для всех регионов, а для розницы было разрешено устанавливать цены не более, чем на 4% выше этих индикативных цен. Для сетей нефтяных холдингов вписаться в эти ограничения не составит проблем за счет перераспределения издержек внутри холдинга, а для независимых АЗС 4% – этого недостаточно. Теперь им разрешили устанавливать цены в пределах 4% выше розничных цен у их конкурентов из вертикально интегрированных компаний. То есть потенциально розничная цена у независимых может отклоняться от «замороженной» цены мелкого опта на 8%. Но это только в теории, это только возможность, которой будет трудно придерживаться в условиях реальной конкуренции. Ведь задрав цену выше, чем у конкурентов, независимые АЗС могут растерять последних клиентов – автовладельцы предпочтут сетевые заправки нефтяников, где ниже цены и где выше доверие к качеству бензина».

«С нового года в связи с ростом ставок НДС разрешено поднять цены на 1,7%, и это все, – продолжает Калачев. – Даже рост ставок акцизов в 1,5 раза пока не предусматривается компенсировать ростом цен. Так что никакого автоматического роста цен на 4% скорее всего не будет. Если только, конечно, административное регулирование топливного рынка не приведет к появлению дефицита. Но тогда уж и ситуация будет другой, и решаться она будет иначе».

Руководитель аналитического управления Фонда национальной энергетической безопасности Александр Пасечник уверен, что рост цен на топливо обязательно приведет к повышению инфляции. «Рост будет на 1,7% из-за НДС, который вырастет с 1 января на 2%. Это оговорено в соглашении. Инфляция тоже будет отражена в ценниках на бензины, но постепенно. Цены на энергоносители – катализатор роста цен, в том числе в сегменте продовольствия. Это, по сути, экономическая аксиома», – говорит Пасечник.

По его мнению, вряд ли все независимые розничные игроки станут поднимать ценник из-за угрозы потери доли клиентов. При этом эксперт предупреждает, что это скорее относится к регионам, где есть альтернатива – сети ВИНКов, например, в Центральном регионе. «Там, где холдинговые сети не представлены широко, скажем, за Уралом – там индексация последует из-за слабой конкурентной среды», – говорит Пасечник.

Источник: pravda.ru