Нефтяные горки раскачивают рубль

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин и министр энергетики Александр Новак обсуждают волатильность национальной валюты.
Фото с сайта www.minenergo.gov.ru

Резкое падение нефтяных цен лишило российскую валюту единственного фактора укрепления. Рекордный профицит торгового баланса и приток нефтедолларов, как оказалось, могут исчезнуть за несколько дней. А причины для ослабления рубля не могут исчезнуть ни за день, ни за квартал, ни за год. Нарастающее санкционное давление, стагнация экономики и прямая заинтересованность властей в девальвации нацвалюты делают ослабление рубля почти неизбежным.

Российские финансовые власти предупреждают население о возрастающей неопределенности. «Сейчас наш основной сигнал состоит в том, что мы видим повышенную неопределенность. Более того, характер неопределенности необычен», – заявил глава департамента денежно-кредитной политики ЦБ Алексей Заботкин.

«Это не то, что можно заложить в экономическую модель и откалибровать по старым наблюдениям. Это некий риск, эффекты от которого можно пытаться оценить экспертно, но разброс этих оценок очень широк», – цитирует Заботкина Интерфакс. Ранее Госдеп США заявил о намерении ввести дополнительные так называемые химические санкции в отношении России.

В ЦБ пытались успокоить общественность, убедив ее, что у регулятора есть инструменты реагирования. Но такое заявление больше похоже на признание, что никто не знает, что ждет российскую финансовую систему в ближайшем будущем.

Не только санкционные ужесточения создают неопределенность, но и рынок нефти. «Наша задача последние несколько лет была создать такую макроэкономическую конструкцию, которая была бы устойчива к внешним шокам. Цены на нефть на 25% упали, а ситуация остается устойчивой», – похвастался в среду глава Минэкономразвития Максим Орешкин, отвечая на вопросы о последствиях возможного введения новых санкций США.

Цифра 25% возникла не случайно. Судя по биржевым сводкам, нефть марки Brent потеряла около 25% всего примерно за месяц. В начале октября котировки в отдельные моменты перескакивали за отметку 86 долл. за баррель. На этой неделе, во вторник, нефть в отдельные моменты опускалась ниже 65 долл. за баррель.

За один только вторник нефть марки Brent потеряла сразу почти 7%. В среду котировки пытались частично отыграть это падение. Похожие резкие обвалы уже фиксировались в текущем году: в начале июля за один день нефть подешевела примерно с 79 до 73 долл. за баррель. Затем следовали периоды подъема и нового спада. И сейчас Brent стоит примерно столько же, сколько в начале года.

Получается, нефтяные успехи этого года постепенно сходят на нет. Несмотря на это, в Минэнерго тоже призывают не реагировать на колебания. «Рынок сейчас достаточно волатильный. Мы помним, что еще недавно (цена. – «НГ») так же резко поднималась вверх. И сейчас идет вниз. Нужно в более долгосрочном периоде посмотреть… Если взять в среднем по году, цена составляет сегодня порядка 70 долл. за баррель», – пояснил глава Минэнерго Александр Новак.

Одна из версий, почему в среду удалось развернуть движение котировок вверх, – влияние «утечек» о возможном сокращении добычи крупнейшими нефтепроизводителями. Участники Организации стран – экспортеров нефти (ОПЕК) и их союзники обсуждают сокращение добычи нефти в 2019 году, сообщили Thomson Reuters три источника. Якобы этот вариант был одним из сценариев, обсуждавшихся на встрече министров энергетики Саудовской Аравии, России и других стран в Абу-Даби в воскресенье. Снижение добычи может составить до 1,4 млн барр. в сутки, передает Интерфакс.

Хотя, как сообщило в среду Международное энергетическое агентство (МЭА), общее исполнение соглашения об ограничении добычи нефти странами ОПЕК и не-ОПЕК в октябре стало минимальным с сентября 2017-го и составило 112%. То есть страны перевыполнили план только на 12%, хотя ранее они с куда большим отрывом опережали целевые ориентиры.

Экспертные оценки действительно все больше противоречат друг другу. Это видно, в частности, по валютным прогнозам. Крупнейший швейцарский финансовый холдинг UBS прогнозирует, что в 2019 году курс российской валюты вырастет до 61 руб. за 1 долл. Ранее СМИ сообщали о похожем прогнозе аналитиков Deutsche Bank, ожидающих возвращения курса к уровню 60 руб. за 1 долл. Ослабление до 80 руб. за 1 долл. маловероятно, сказал в среду экономист Citi по РФ Иван Чакаров.

И в то же время мы слышим о возможном ослаблении рубля – по крайней мере до 70 руб. за 1 долл. Иногда от тех же самых экономистов. «Если будут введены более жесткие, чем ожидается, санкции или нефть будет 40 долл. за баррель, то, конечно, мы увидим более слабый рубль», – уточнил Чакаров.

Ранее эксперты «НГ» проанализировали прогнозы ЦБ и Минэкономразвития, в которых заложено снижение нефтяных цен до 55–60 долл. за баррель Urals в 2020 году. Эксперты предупредили, что такое падение цен приведет к ослаблению нацвалюты до 75–80 руб. за 1 долл. Когда делались такие прогнозы, Urals стоила в среднем 81 долл. за баррель (см. «НГ» от 30.10.18). Падение будет подогреваться санкциями, спекулятивными играми против рубля, а также стремлением финансовых властей изымать валюту с рынка для пополнения резервов.

Сейчас один из главных позитивных факторов для рубля – положительное сальдо торгового и в целом платежного баланса. По данным ЦБ, «профицит счета текущих операций платежного баланса РФ в январе–октябре 2018-го достиг 87,9 млрд долл., четырехкратно превысив значение сопоставимого периода предыдущего года».

«Определяющую роль сыграли благоприятная ценовая конъюнктура основных товаров российского экспорта и замедление темпов роста импорта, следствием чего стало увеличение положительного сальдо внешней торговли товарами до 154,6 млрд долл.», – продолжает ЦБ. Этот показатель вырос более чем в 1,7 раза по сравнению с аналогичным периодом 2017-го.

Однако опрошенные эксперты указывают на проблемы. «Многомиллиардное положительное сальдо ослабляет удары, но полностью не защищает от них, – пояснил «НГ» зампредправления Локо Банка Андрей Люшин. – Главные факторы, оказывающие давление на рубль, – это геополитическая обстановка и динамика цен на нефть».

«С одной стороны, профицит счета текущих операций платежного баланса действительно должен служить подушкой безопасности для рубля, но в том случае, если иностранная валюта будет переводиться в национальную, например, для выплаты налогов или дивидендов. С другой стороны, наши экспортеры могут оставить выручку на счетах в валюте, так как обязательного обмена нет и тогда толку для рубля от профицита не будет никакого», – замечает замдиректора аналитического департамента «Альпари» Анна Кокорева.       

Источник: pravda.ru