Российские банки оказались самыми проблемными в БРИКС

Эльвира Набиуллина руководит ненадежной банковской

системой, считают в агентстве Moody’s.

 Фото Интерпресс/PhotoXPress.ru

Иностранные эксперты не торопятся осыпать нашу банковскую систему наградами по примеру президента Владимира Путина, который вручил председателю ЦБ Эльвире Набиуллиной орден Почета. Российская банковская система, по оценке рейтингового агентства Moody’s, оказалась самой плохой среди стран БРИКС (Бразилия, РФ, Индия, Китай и ЮАР). Наши банки имеют самый слабый кредитный профиль, низкое качество активов, низкую ликвидность и прибыльность. Российские эксперты объясняют это общеэкономическими проблемами РФ, где доминируют избавленные от конкуренции квазигосударственные структуры.

Российские банки имеют самую низкую средневзвешенную базовую оценку кредитоспособности среди стран БРИКС, пишет Moody’s. Эта оценка отражает относительно низкое качество активов, а также низкую ликвидность и прибыльность. Российские банки также продемонстрировали самое низкое среди стран БРИКС качество активов. Так, соотношение неработающих кредитов с общими кредитами в национальных банках РФ составляет 11,8%, в то время как в Китае этот показатель находится на уровне 1,5%, пишет Moody’s.

Столь огорчительные результаты российские банки демонстрируют после того, как денежные власти буквально залили их почти бесплатными деньгами. Попытки оздоровления банковского сектора потребовали значительных затрат государственных средств, а также сопровождались существенными потерями для реального сектора экономики, отмечается в исследовании Аналитического центра (АЦ) при правительстве РФ. Всего за период с ноября 2013 года на счетах банков перед отзывом лицензий находилось 655,3 млрд руб. – средств предприятий и организаций. С учетом среднего процента удовлетворения требований третьей очереди кредиторов в 22,1% безвозвратные потери бизнеса составили около 510,5 млрд руб. А всего власти потратили на стабилизацию финансовой системы более 6 трлн руб. Огосударствление банковского сектора влечет за собой ряд существенных рисков: прежде всего такая модель банковской системы теряет способность гибко адаптироваться к меняющимся потребностям рынка, отмечают в АЦ.

«Антирекорд, о котором пишет Moody’s, принадлежит не российской банковской системе, а российской экономике. Это заемщики находятся под прессом, а не банки. Потому что баланс рисков и доходности в большинстве отраслей давно сместился в красную зону. Предприятия выживают, а не живут, их владельцы думают о том, как бы устоять сейчас, а не о том, как расширить бизнес за счет кредитов. Жесткая денежно-кредитная политика приводит в порядок бюджет (в смысле – балансирует его), но совершенно не стимулирует развитие», – говорит бизнес-омбудсмен Борис Титов. «Дело тут не только в действиях мегарегулятора, они лишь часть продолжающей господствовать у нас экономической философии. Нужно менять правила игры в целом», – считает он.

«Слабость кредитного портфеля российских банков связана с проблемами в экономике, а не банковской системе. Банки вынуждены кредитовать тот бизнес, который есть, других заемщиков в России нет. Через изменения в банковской системе невозможно добиться улучшения качества кредитного портфеля, качество кредитов зависит от ситуации в экономике», – соглашается доцент Российского экономического университета Лазарь Бадалов.

«Банковская система чувствует себя лучше, чем многие секторы экономики, к примеру перерабатывающая промышленность. Поэтому оживлять нужно экономику в целом, и иными, чем прежде, методами, потому что даже приток нефтедолларов перестал влиять на нее благотворно», – отмечает Борис Титов. «Нужна более мягкая денежно-кредитная политика, стимулирующие развитие налоги. Но пока что по этим направлениям продвижения небольшие», – говорит бизнес-омбудсмен.

«Слабость отечественной банковской системы частично связана с особенностями управления в квазигосударственных банковских структурах. Высокий уровень концентрации активов банковского сектора в государственных банках затрудняет процесс управления столь объемными ресурсами. Расчистка банковской системы, проводимая ЦБ, оказывает, с одной стороны, масштабное давление на участников рынка, чьи бизнес-модели не готовы к новым регулятивным реалиям, с другой стороны, неэффективные игроки уходят с рынка, а их низкокачественные активы продолжают циркулировать в банковской системе. Итогом данной циркуляции становится создание банков плохих долгов», – рассказывает главный аналитик «БКС Премьер» Антон Покатович. «Регулятивное воздействие ЦБ в виде «закручивания гаек» будет способствовать ускоренной модернизации банковских моделей управления, что в итоге может повысить качество отечественных активов. Полагаем, что позитивное воздействие от данных факторов на банковскую систему РФ станет заметно в перспективе 2020–2021 годов. Но оздоровлению продолжит мешать тот факт, что ключевые игроки сектора в условиях санкций остаются отрезанными от доступа к внешним заемным капиталам», – считает эксперт.

«Проблемы низкого качества активов кроются в очень слабом уровне конкурентной среды в стране. Кредитных учреждений вроде бы много, но около 70% всего рынка составляют банки с госучастием. А огромное количество кредитных учреждений обслуживают лишь несколько аффилированных предприятий либо занимаются сомнительными операциями», – говорит аналитик компании «Финам» Алексей Коренев. Негативные примеры последних полутора лет показали, что проблемы выявляются у кредитных учреждений уже тогда, когда оздоровить банк малыми силами невозможно. 

«По стандартам агентства Moody’s, наши банки выглядят, скажем прямо, не очень хорошо. Но Moody’s отличается самым жестким подходом среди крупнейших международных агентств к оценке самых различных активов. Банковская система РФ в последние годы проходит трансформацию. Усиливается контроль со стороны мегарегулятора, вымываются наиболее слабые мелкие и средние банки, крупные частные структуры переходят под контроль банков с госучастием. Естественно, набор активов, которые попадают на балансы банков, – не самые качественные. Все это происходит на фоне очень слабого экономического роста и стагнации в секторе недвижимости», – признает главный аналитик «Телетрейд Групп» Олег Богданов. Нельзя забывать, что и санкции негативно повлияли на оценку активов. «Пока не видно, за счет чего вырастет привлекательность и рейтинг наших активов. Только высокие темпы экономического роста при низкой инфляции могут радикально изменить ситуацию», – считает он.

«Устойчивость той или иной системы в государстве принято оценивать или по факту кризисных проявлений, или по результатам «стресс-тестов». Кризисы мирового характера приходят к нам с территории развитого рыночного капитализма – из США и ЕС, а мы тут уже разгребаем последствия рыночных кризисов в мировой экономике. Причинами кризисов являются не российские банки и не российская экономика», – уверен руководитель аналитического департамента Международного финансового центра Роман Блинов. «Перспективы российской банковской системы, да и всей экономики, на мой взгляд, достаточно туманны. Роста инвестиций, сопоставимого с инвестиционным бумом 2002–2007 годов, мы не наблюдаем, отток капитала из страны есть, и он не прекращался, более того, он нарастает. А в условиях неопределенности и нарастания общей геополитической конфронтации между нами и внешними угрозами вопросы формирования устойчивого роста становятся все более трудным процессом. Пока мы движемся от частной собственности к государственной собственности, говорить о росте интереса глобальных инвесторов в условиях санкций можно, но этот интерес существенно сужен», – рассуждает Блинов.

Источник: pravda.ru