• Главная
  • >
  • Новости
  • >
  • Вместо первой пятерки Россия попала в глубокую застойную яму

Вместо первой пятерки Россия попала в глубокую застойную яму

Глава Счетной палаты Алексей Кудрин сетует на слабое развитие политических институтов в стране. Фото Andrey Rudakov/Bloomberg via Getty Images

Экономические проблемы России связаны с низким качеством госуправления, которое страдает от несменяемости власти и отсутствия политической конкуренции. Так описал нынешнее положение страны глава Счетной палаты Алексей Кудрин на международном форуме «Как попасть в пятерку». Название форума расшифровывает ключевой пункт майского указа президента Владимира Путина, который поставил задачу сделать РФ пятой по величине экономикой мира. Правда, по словам Кудрина, вместо первой пятерки наша страна попала в беспрецедентную «застойную яму», из которой экономика не может выбраться уже в течение 10 лет.

Сегодня можно смело говорить о том, что российская экономика попала в «серьезную застойную яму», выбраться из которой будет непросто. На это указал, выступая на Международном форуме Финансового университета, Алексей Кудрин. «У нас такого длинного периода в истории России, чтобы мы жили более 10 лет с таким темпом роста (экономики. – «НГ») – 1%, нет. Мы, в общем-то, попали в серьезную такую застойную яму, серьезную», – подчеркнул он в ходе выступления.

И на сегодняшний день наш потенциал роста, даже в успешные годы, – это всего 1,6–1,8%, замечает главный аудитор. «А в этом году, наверное, будет примерно 1,6% – ниже официального прогноза», – полагает глава СП.

Притом что такой слабый рост происходит на фоне почти двукратного роста цен на нефть. «То есть прирост цены на нефть, который всегда был драйвером нашей экономики, уже даже не останавливает дальнейшего снижения темпов роста», – продолжает Кудрин. Логично, рассуждает он, что в таких условиях «нужны другие драйверы нашей экономики». Глава ведомства, в частности, напомнил, что в предыдущий президентский цикл, в 2012 году, шла большая дискуссия о необходимости строительства новой модели экономики. «Этого не произошло», – констатировал представитель Счетной палаты.

В целом Кудрин считает, что основная проблема страны лежит даже не в экономической, а, по сути, в политической плоскости. Он обращает внимание на слабость развития политических институтов и несменяемость власти. «В неконкурентной политической ситуации зачастую достаточно просто оставаться некой вертикали власти, создавать некую вертикаль управления и с ней жить. Это тоже одно из последствий слабости развития в том числе политических институтов, сменяемости, ротации», – заявил во вторник глава СП.

По его словам, причина, почему существующая «регулятивная среда не устраняет эти существенные перекосы (избыточную роль госсектора в экономике. – «НГ»)», заключается в «объективно слабых институтах». В итоге мы стремимся к управлению вручную, управлению через административные институты, сетует Кудрин. «Почему делаем мало, почему не развиваемся?» – задается вопросом аудитор. Здесь есть и политические причины, тут же продолжает он. «Слабая конкуренция. Мы недостаточно контролируем развитие целого ряда вопросов и институтов в нашей политической и экономической среде», – приводит слова Кудрина Интерфакс.

В то же время глава ведомства подчеркнул, что желание иметь большой государственный сектор является, безусловно, внутренним явлением, «некой практикой, связанной с тем, что мы имеем слабые институты регулирования частного сектора».

В итоге возникает дилемма – строить развитие экономики на основе институтов или продолжать ручное административное управление. «Но готовы ли мы отдать на волю институтов свое развитие, в том числе корпоративное управление, сменяемость менеджеров», – задается вопросом он.

На проблемы госрегулирования указывает и глава Сбербанка Герман Греф. «Государственное регулирование у нас неоптимально. Где-то чрезмерно, где-то недостаточно», – заявил он. «Когда я говорю «неоптимально», я имею в виду, что оно недостаточно выстроено. У нас много бюрократии, которая зачастую ведет к коррупции. Что это означает? Что процессы государственного регулирования плохо регламентированы. Либо они недорегламентированы, и тогда возникает произвол чиновника, либо перерегламентированы, и опять возникает произвол чиновника. Это происходит потому, что чиновник не имеет однозначного алгоритма действий и волен выбирать… принимать то или иное решение или нет. В широком смысле это все касается процессного управления в государстве», – сказал Греф.

Сомневается глава крупнейшего госбанка и в планах властей по увеличению ВВП на душу населения по паритету покупательной способности к 2025 году в полтора раза. «Шесть лет – достаточно длинный горизонт для предсказания экономической динамики… Задача увеличить ВВП на душу населения в предстоящие шесть лет в полтора раза выглядит очень проблематичной», – приводит его слова Интерфакс.

Кудрин и Греф не единственные, кто сетует на низкие темпы роста ВВП и противоречивость экономической политики в стране. Днем ранее академики РАН также подвергли жесткой критике проводимую в стране экономическую политику. «За более чем четверть века (с 1992 года) у нас средний темп роста экономики составлял 1%», – обратил внимание академик РАН Александр Некипелов. Критично он высказался и о бюджетном правиле, которое предполагает направление всех «лишних» нефтедолларов в валютный резерв. «В подушке безопасности можно и задохнуться, когда она превышает разумные размеры, – отметил экономист. – Ведь это потери экономики. Когда цена на нефть в мире высокая, мы создаем эту подушку, не направляя средства на развитие. А когда цены низкие, то тратим ее». Он отметил, что на август 2008 года сумма валютного резерва составляла 600 млрд долл. Треть этих средств, примерно 200 млрд долл., страна потратила до февраля 2009-го, что соответствует полуторагодовым доходам от всей нефтедобычи в стране, говорит Некипелов.

В первую очередь для того, чтобы в стране был экономический рост, нужны инвестиции, обращает внимание научный руководитель Института народно-хозяйственного прогнозирования академик РАН Виктор Ивантер. «Инвестиции же требуют спроса. Но госвласть снижает спрос, в результате чего психически нормальный бизнес отказывается инвестировать», – резюмирует он (см. «НГ» от 26.11.18).

Эксперты «НГ» в целом солидарны с позицией Алексея Кудрина. «Наблюдения главы СП действительно верные, и связь высокой доли госсектора в экономике с наличием политической воли безусловно прослеживается», – говорит завкафедрой госрегулирования экономики РАНХиГС Владимир Климанов. Он также согласен и с мнением тех экономистов, которые говорят о необходимости оживить бизнес как таковой. Делать опору исключительно на госинвестиции как драйвер развития экономики неправильно. «Здесь можно получить краткосрочные выгоды, но вряд ли можно выстроить долгосрочную стратегию», – полагает Климанов.

«Заявление Кудрина больше напоминает некий либеральный «символ веры», чем обоснованную политико-экономическую систему», – рассуждает директор по стратегии компании «Финам» Ярослав Кабаков, напоминая, что, будучи министром финансов, Алексей Кудрин не слишком яро выступал против политики увеличения доли государства в экономике.

Кабаков отмечает, что мировая история знает немало примеров того, как бурный экономический рост обеспечивался и при режиме несменяемости власти. «Сингапур, Тайвань, Южная Корея, Чили показали при гораздо менее конкурентной политической системе рекордные темпы экономического роста», – указывает он. Кроме того, несменяемость власти может означать некую стабильность правил игры. «В странах с сильными социалистическими настроениями населения она страхует инвесторов от того, что следующее правительство прибегнет к национализации», – продолжает аналитик. «Однозначного правила здесь нет. История знает и успешных руководителей с длительным стажем управления, и расцвет экономики в результате смены власти. Все зависит от конкретной ситуации, страны, людей», – соглашается член думского комитета по бюджету и налогам Михаил Щапов. По мнению парламентария, куда более значимый фактор – персональная ответственность властей за совершаемые действия.

Чрезмерно политизировать вопрос о постепенном замещении частного сектора государственным во всех секторах экономики также не стоит, сообщает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский. «Несмотря на все более очевидные признаки сращения бизнеса и власти, стоит указать на тот факт, что в целом процесс укрупнения госкомпаний происходит уже без непосредственного участия собственника, а зачастую и вопреки его воле. Обратите внимание, что государство продолжает реализовывать программу приватизации, при этом в конечном итоге приватизируемые предприятия все равно остаются в госсекторе, поскольку купить их могут только крупнейшие контролируемые государством же компании», – подчеркивает он.           

Источник: pravda.ru