У правительства случилось валютное раздвоение

Благодаря антисанкционным льготам, которые готовит Антон Силуанов, некоторые компании сами захотят попасть под санкции. Фото РИА Новости

Российское правительство создает рабочую группу для борьбы с оттоком капитала из страны. И одновременно ослабляет валютный контроль, разрешая экспортерам не возвращать в страну валютную выручку. Эксперты удивлены столь очевидным нарушением лучших международных практик. Тем более что выборочные привилегии для бизнеса могут привести к новым коррупционным схемам. И даже к разбалансировке экономики.

Минфин России подготовил поправки в закон о валютном регулировании и валютном контроле, которые призваны помочь отечественным компаниям, попавшим под санкции. Их хотят освободить от обязанности возвращать (репатриировать) экспортную выручку и использовать счета в уполномоченных банках для расчетов с иностранными компаниями. В июле уже был принят закон, которым отменялись штрафы за нерепатриацию выручки для компаний-экспортеров, которые попали под западные санкции. Как пояснял тогда замминистра финансов Алексей Моисеев, компании под санкциями могли быть оштрафованы по действовавшему на тот момент законодательству за то, что не могли вернуть валютную выручку.

Необходимость такого закона стала очевидна, когда компания «Силовые машины» попала под американские санкции из-за скандала с поставками турбин в Крым. В мае стало известно, что компания не может получить экспортную выручку в 102,3 млн долл. (более 6 млрд руб.) по контракту на сооружение ТЭС во Вьетнаме. Иностранные банки отказываются проводить платежи в адрес подсанкционного лица, а у вьетнамского заказчика – государственной компании – нет полномочий от органов власти на изменение контракта, а также валюты и банков, задействованных в расчетах, отмечали в компании.

Теперь таким компаниям (а также тем, в которых они владеют больше чем половиной капитала) хотят разрешить не возвращать валюту в РФ. Теперь такие компании смогут не только не получать на свои счета в уполномоченных банках иностранную валюту или рубли по внешнеторговым договорам, но и не возвращать деньги, выплаченные иностранцам за не ввезенные в Россию товары, невыполненные работы, неоказанные услуги, непереданные информацию и результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них. Предлагается считать такие компании при попадании в перечень выполнившими два этих обязательства.

Минфин даже предлагает при осуществлении внешнеторговой деятельности без использования банковских счетов в уполномоченных банках проводить расчеты с нерезидентами в кредитных учреждениях, расположенных за пределами территории РФ, либо «в иной форме в соответствии с обычаями делового оборота и условиями заключенных между такими резидентами и нерезидентами контрактов».

Против предложений Минфина о либерализации валютного контроля, которыми предусматривалась отмена обязательной репатриации экспортной выручки как в рублях, так и в иностранной валюте для всех экспортеров-резидентов, отмена запрета на операции между резидентами РФ за рубежом, а также снятие ограничений на операции резидентов по счетам в иностранных банках, выступал Банк России. Он считает, что это увеличивает риск проведения сомнительных операций по выводу денежных средств за рубеж.

Хотя ЦБ постоянно подчеркивает, что из России капитал в основном вывозится легально, каждое сообщение о росте этого показателя вызывает вопросы, тем более что обратно инвестиций в экономику приходит все меньше. По данным ЦБ, в январе–августе 2018 года частный сектор вывез из страны 26,5 млрд долл., тогда как в прошлом году за такое же время только 9,6 млрд. То есть темп вывоза почти утроился.

На совещании в Казани в пятницу первый вице-премьер, министр финансов Антон Силуанов заявил, что правительство создало совместно с представителями бизнеса рабочую группу по разработке условий для того, чтобы российский бизнес вкладывал свои ресурсы в проекты на территории России, а не за рубежом. «Основная задача, над которой мы сейчас работаем, – это создание условий для того, чтобы ресурсы, которые есть в наших компаниях, не уходили бы за рубеж, как это было раньше, а использовались здесь в России, в первую очередь для создания новых производств, новых рабочих мест», – сказал Силуанов.

«Действия Минфина нельзя отнести к лучшим мировым практикам, – сказал «НГ» аналитик компании «Открытие Брокер» Тимур Нигматуллин. – Нарушается так называемая трилемма международных финансов. Одновременно можно достичь лишь двух из трех основных целей макроэкономической политики: устойчивости обменного курса национальной валюты, свободного международного движения капитала и независимости монетарной политики (то есть ее ориентация на интересы именно данной национальной экономики, в случае с РФ – таргетирования инфляции).

Россия выбрала для себя независимость монетарной политики и свободу движения капитала, что позволяет эффективно стимулировать долгосрочный экономический рост даже в условиях санкций за счет низкой инфляции и снижения рисков для инвесторов. Ценой выбора стали девальвация и плавающий курс рубля. Соответственно нет практического смысла наносить инвестиционной привлекательности страны дополнительный удар, фиксируя потоки капитала.

Действия Минфина были бы уместны до 2014 года, когда курс рубля фиксировался в бивалютном коридоре, но сейчас, когда целью ставится низкий уровень инфляции, контроль оттока капитала является излишним. Минфин таким образом вмешивается в политику ЦБ.

Что касается разрешения для подсанкционных компаний не возвращать валютную выручку, то эта мера может стать как минимум источником коррупционных схем, а как максимум – может привести к разбалансировке экономики. Безусловно, было бы лучше разрешить не репатриировать валютную выручку сразу всем компаниям, взимая небольшой налог, как это делают, например, США. Президент Трамп в апреле 2017 года сократил налог на возвращение прибыли до 10%».

«Правительство пытается помочь отечественным компаниям, в том числе посредством валютной политики. Но в связи с этим возникает риск использования преференций правительства по отношению к пострадавшим компаниям другими российскими компаниями, для которых основной целью является максимизация прибыли, порой и с использованием лазеек в законе, возможно и использование офшорных манипуляций с валютной выручкой, – сказала «НГ» доцент Российского экономического университета Г.В. Плеханова Екатерина Новикова. – Сейчас, в пору нового передела международного рынка и борьбы за место под солнцем было бы выгодней начать инвестирование в отечественные региональные проекты, где конкуренция в любом случае ниже, чем на международном рынке, но пока доверие к устойчивости российской экономики настолько низко, что правительству сложно привлечь качественные иностранные инвестиции. В этой связи было бы гораздо эффективней привлекать российские компании, в том числе оказавшиеся под санкциями, к большей активности на отечественном рынке, а также предоставить им возможность активного участия в сотрудничестве с рынками, где планируется постепенная дедолларизация взаимоотношений. В этом случае, как говорят, и волки сыты, и овцы целы, а в текущей ситуации надеяться на положительный результат не приходится».     

Источник: pravda.ru